НАША «ХАТЫНЬ»

От памяти нельзя укрыться нам –
Она в сердца вросла навек корнями
И часто возвращает к тем годам,
Когда земля горела под ногами.
И лютовал, глумясь, в Отчизне враг,
Топтал родную землю сапогами.
И угрожал со свастикою флаг,
Что станем мы покорными рабами.


Цена побед безмерно велика,
И боль потерь ничем нельзя измерить,
Но мир и слава вечно будут жить в веках,
Как хочется нам в это твердо верить.

Нина Дедкова

д. Ямное  Куйбышевского районаПамять…. Это единственное, чем мы владеем всерьез. Когда будущего еще нет, настоящее сумрачно и неопределенно, лишь прошлое, пережитое и переоцененное, — с нами! Не дорожить им было бы величайшей неблагодарностью к своей жизни.

Течет река времени. Минуло уже много лет с того незабываемого и страшного дня, когда настежь распахнулись огромные, от Баренцева до Черного моря, двери войны. Много воды унесла с тех пор река времени. Зарыли шрамы окопов, исчезли пепелища сожженных городов и деревень, выросли новые поколения. Но в памяти человеческой навсегда останутся события тех героических и трагических лет.

В деревне Ямное Куйбышевского района Калужской области по посаженной еловой аллее можно пройти к скромному памятнику. А в далеком тысяча девятьсот сорок втором году на этом месте стояла просторная рига, в которую местные жители свозили свой хлеб на молотьбу. И никто из местных крестьян не мог и предположить, что 17 июня 1942 года на этом месте разыграется страшная трагедия.

По воспоминаниям старожилов деревни (ныне покойных), Григория Ивановича Игнатова и Василия Ивановича Терешенкова, которым в то время было по 14 лет: 16 июня 1942 года к одному из домов деревни подъехали пять вооруженных русских разведчиков, одетые в простую одежду. Искали старосту, но не нашли. В это время из села Жерелево в село Мокрое ехала немецкая машина, ежедневно курсирующая за продуктами. Разведчики залегли, а как только она проехала – обстреляли с тылу. Несколько немцев было убито. Местные жители подумывали прикопать их от греха подальше, но не успели. Да и кто осмелился бы закапывать без разрешения оккупационных немецких властей убитых солдат.

И уже после обеда немцы окружили деревню со всех сторон. Фашисты первым делом расстреляли старосту, а затем стали сгонять жителей в две хаты. Немного погодя перегнали всех в одну из трех риг, где они просидели до утра.

А рано утром, 17 июня, началась сортировка людей: мужчин и молодых парней – в одну ригу, женщин с малолетними детьми – в другую. На Григория Ивановича, Василия Ивановича и еще одного парня матери надели женские платья, поэтому они и остались с женщинами. Загнав мужиков в отдельную ригу, немцы стали забрасывать их гранатами и стрелять из автоматов, а затем подожгли. От увиденного бабы завыли в голос. Но гудящее пламя и душераздирающие крики заживо горящих людей заглушили все вокруг. Вася Игнатов, ему было 19 лет, выскочил из огня, сбил пулеметчика и попытался убежать – его застрелили. Был убит уже один 15-летний парень. Выскочив из огня с криком «О, мама!» побежал к риге, где была заперта его мать. Его немцы забили прикладами. Женщины все так же кричали и плакали. Кто-то закричал, что и их ожидает такая же участь. Крики ужаса усилились. Но когда рига догорела, каратели быстро вскочили на грузовики и уехали, оставив у сарая нескольких часовых.

Ночь прошла в бессонном ожидании: что будет? Утром выяснилось, что куда-то подевались часовые. Тогда люди выдавили ворота и все, кто находился внутри, бросились к еще дымящимся головешкам риги. Среди головешек то здесь, то там виднелись обугленные трупы. Женщины в отчаянии начали их переворачивать, пытаясь отыскать родственников. Но среди этого ужасного месива ничего нельзя было разобрать. Откуда-то появилось несколько немцев, видимо, вернувшиеся часовые. Угрожающе поводя автоматами, отогнали людей от пожарища. Потом они приказали нескольким молодым девушкам взять лопаты. Девушки начали прямо тут же, рядом, копать яму. А потом лопатами сталкивать в нее сгоревшие останки… Бабы еще долго целыми днями выли на пожарище. В тот день было сожжено 22 человека, расстреляно восемь. Самому младшему было 15, старшему 70 – лет.

Использованная литература:

1. Заживо сожженные / Н. Павлов // Бетлицкий вестник. – 1997. – 21 июня.
2. Такое, и желая не забудешь / В. Ермиленкова // Бетлицкий вестник. — 2004. — 19 июня. 

 

Летописи войны Куйбышевского района