Село Брынь в годы Великой Отечественной войны

Попковская земля обильно пролита кровью солдат, не жалевших своих жизней ради того, чтобы никогда больше фашистский сапог не топтал нашу родную российскую землю, не гибли безусые мальчишки и совсем юные, еще не целованные девчата, шагнувшие в пекло войны прямо со школьной скамьи, не выли от отчаяния, получив жестокие похоронки, матери и жены…
Особое место в славной военной истории занимает территории сельского поселения «Село Брынь», земля и старожилы, которого до сих пор помнят страшные картинки тех дней, а поля и леса вынужденно хранят поржавевшие осколки бомб и снарядов – страшные напоминания о далеких-далеких событиях, теперь уже ставших историей… Этого никогда нельзя забывать, потому что без прошлого нет будущего.
Наши дети и внуки должны знать и помнить, что «не для войны рождаются солдаты, а для того, чтоб не было войны» …Ни один дом нашего поселении не обошла стороной Великая Отечественная, всех задела своим крылом. В каждом доме есть свой герой… В свежести январского воздуха в первозданной деревенской тишине только слышно с утра чириканье птиц – зима опять где-то «загуляла», и пернатые оживились. А тогда, зимой 1942 года, в нашей местности стояли лютые морозы, словно стремившись заморозить фашистских палачей, отброшенных в декабре 1941 года от Москвы и решивших отсидеться зимой в обороне. Одним из таких мощных опорных пунктов фашистов и стало село Попково. На территории СП «Села Брынь» проживает малолетняя узница, вдова участника ВОВ Данилкина (Матюшина) Анна Емельяновна 01.07.1929 года рождения. Родилась в многодетной крестьянской семье в селе Попково.

1

Анна Емельяновна рассказывает: до войны село было большое. Школа, 4 магазина, церковь, чайные дома. Мне было 12 лет, когда началась война. Когда пришли немцы забирали у местных жителей скотину, теплую одежду, издевались, гнали в рабство, не жалея ни детей, ни стариков. Наш дом разбомбили, остались одни голые каменные стены. Нас выгнали в яму с крышкой. В двадцатых числах января 1942 года, где моя мама была очевидцем гибели молодой девушки в боях за наше Попково – боец сводного партизанского разведывательного отряда Ларисы Васильевны. Зимой мы прятались в подвале, и в один из дней услышали страшные крики: это мучили разведчицу-партизанку.
Ее пытали в нашем доме, где хозяйничали фашисты. Потом ее выбросили к раките, пинали ногами, она полураздетая лежала, несколько дней на снегу. Слышен был громкий гогот немецких солдат, пинавших ее сапогами, издевавшихся над девушкой… Нам было жутко, мы ничем не могли помочь. Потом ее подняли на ржавые штыки, примкнутые к винтовкам.… Истекая кровью, она жила еще несколько часов, вся в ранах и кровоподтеках.… Чуть позже мы собрались, вылезли из ямы, и пошли домой. Мама несла малыша. Старшие ушли вперед. А я как встала около Ларисы, так и не двигалась. Лариса была мертва. Хоронить немцы запретили. Мама увидела меня, вернулась и увела в дом. С нами всегда рядом находился мой брат Николай.

2Николай закончил 8 классов пошел работать в первый год войны счетоводом в колхоз. В семье было шестеро детей.

Когда началась война, отца вместе с другими Попковскими мужиками в первые же дни забрали на фронт, и совсем скоро в дом пришло извещение о его гибели. Мать просто почернела от горя: дети мал мала меньше, а младшенькому, Петеньке, и всего-то несколько месяцев, муж так и не увидел последыша, ушел Родину защищать! Когда немцы оккупировали деревню, в каждой семье поселился страх: фашисты могли расстрелять любого попавшегося не вовремя на глаза…

3

22 февраля, в 5 вечера, нас всех выгнали из домов и погребов и погнали в направлении Живодовки. Шли по снегу, смешанному с кровью, под вооруженном конвоем фашистов. Отставать было нельзя: слабых безжалостно расстреливали. По пути умер Петенька – так и закопали маленькое тельце в снегу.
Помню, как Каткова Агрипина из Сухиничей, Антонина Ивановна Тюленева и ее брат собрались бежать из Попково в Брынь. Их немцы схватили и в сарай заперли. Брат Николай наблюдал. Куда увели, вечером прополз, открыл им дверь. С ними был его друг и брат Тюленевой, но им не удалось сбежать, их поймали и заперли в сарай. На парне были белые валенки, немцы разули его и босиком заставляли поить лошадей. Вечером нас немец выгнал, догнал до горки и начал стрелять. Потом опять погнал в концлагерь. Николай разными способами находил нас и помогал бежать. Братьев, знакомых – все это помнится и сейчас,- не скрывая набежавших слез, рассказывает Анна Емельяновна. Да как забудешь? «Живой» меткой о тех горьких днях напоминает заросшая дырка на груди от немецкой палки с железным наконечником, которой маленькую Анютку «наградил» фашист за то, что просто попалась на глаза… Колючая проволока, лай собак, баланда из полусгнивших овощей, вышки с немецкими охранниками и постоянное чувство страха за себя и маму.

4Мой старший брат Алексей. Был летчик-истребитель, во время войны воевал, бомбил в Попкове.
Во время войны его подбили, он обгорел, когда снимал шлем, это было видно. После окончания войны он с друзьями торжествовал, поднялись в воздух на радостях. Младшие братья были в оккупации, нам помогали всеми силами как могли.
После того как прогнали немцев, начались восстановительные работы, и братья работали в колхозе восстанавливали разрушенное немцами. Нам повезло, мы выжили и вернулись домой! После войны я вышла замуж за фронтовика, своего односельчанина Петра, пришедшего с фронта живым.

Петр Федорович, танкист, закончил боевой путь в Германии. Жили дружно, выстроили дом, вырастили троих детей. Честно трудились: он на шахте, я в колхозном полеводстве. В 1992 году супруга не стало…

5

6

7

 

Летописи войны Сухиничского района