Село Кудиново в годы Великой Отечественной войны

Представленный материал был собран сотрудниками библиотеки и находится в краеведческом уголке в папке «Детство опаленное войной».

Аксёнова Вера Ивановна
Число, месяц, год рождения: 22 июня 1928 года
Место рождения: Калужская область, Малоярославецкий район, деревня Зайцево
Имеет медали: юбилейные, медаль « Ветеран труда», 3 почетные грамоты за труд
Имеет звания:
«Ветеран труда», «Участник трудового фронта» не получила, т.к. были утеряны документы из архива.
Проживает: село Кудиново, улица Пионерская,д. 16, кв. 26

1До войны моего отца раскулачили и сослали в далёкий Архангельск. Моя мать осталась одна с пятью детьми. Работала она сельской учительницей в начальной школе в деревне Митрофаново. Эта деревня находилась в 5 км от нашей деревни Зайцево, всего 14 домов. В деревне было радио-тарелка. По радио нам и сообщили о начале войны. Осенью с приближением немцев к Москве стали готовиться к эвакуации скота. Часть населения деревни отправились со скотом. Моя мать отказалась уходить из деревни из-за детей. Часть птицы и скота порезали и отправили на повозках в город, но всё вывести не удалось. Этим вечером, 13 октября приехали немцы на мотоциклах. Немецкие солдаты отобрали весь скот, который остался у местного населения, перехватили обозы с мясом. В нашей деревне стали жить немцы. Поселились они в наших домах, а всех местных жителей выгнали. Пришлось нам жить в землянках 2 месяца. Однажды я увидела двоих военнопленных, которые жили в деревне Кудиново. Один из них был из деревни Юрьевское. Были они все опухшие, избитые, еле живые. Они нас предупредили о том, что когда немцы отступают, всё жгут. Но они порадовали и хорошей вестью: что нас скоро освободят. Так и случилось. При отступлении немцы сожгли пленных, которые жили в совхозном курятнике в Кудиново. Курятник этот находился около пруда, где сейчас стоят сараи. Пленные жили ещё в свинарнике, но его тоже сожгли. Один пленный сумел спастись во время пожара. Он пришёл к нам в дом. Мы его накормили, уложили спать на печке. В 3 часа ночи он ушёл от нас на поиски наших частей. Немецкие солдаты сожгли дома в нашей деревне. В одном из домов сгорели 2 немецкие лошади. Немцы, перед тем как покинуть деревню, искали партизан. Партизан не нашли, но и нас не тронули. Со стороны деревни Черкасово в этот же день пришли наши разведчики в белых халатах и сказали, чтобы мы входили из землянок.

В деревне немцев не было. Радостные мы вышли из своих землянок, но были очень голодные. Сгоревшие лошади вкусно пахли и мы с военными ели этих лошадей. Один дом в деревне чудом оказался цел, и мы стали там жить. Теснота была страшная. Так мы перезимовали первую военную зиму.

После освобождения нашей деревни, я стала работать в колхозе « Искра». Работать было очень тяжело. А ещё мы испытывали страшный голод. В деревне остались одни подростки и женщины. Пахали поля на быках, пилили дрова для города Малоярославца. В Кудиново переехала в 1960 году и 50 лет проработала на ферме в совхозе.

Гуркина Евдокия Ивановна
Число, месяц, год рождения: 19 августа 1926 года
Место рождения: Калужская область Малоярославецкий район, деревня Васильевское
Возраст, когда началась война: 14 лет
Место жительство, когда началась война: Калужская область, Малоярославецкий район, село Кудиново
Награды: медаль «За трудовую доблесть», медаль «100 лет В.И. Ленину», медаль « Ветеран труда» значки «Победителю социалистического соревнования», медаль «90 лет комсомолу», значок «Ветерана», и 6 юбилейных медалей. Звания «Ветеран труда», «Участник трудового фронта ВОВ»
Проживала: село Кудиново, улица Пионерская, дом 15, кв. 29

2Когда началась война, мне было 14 лет. В мае 1941 года я закончила 7 классов. 22 июня 1941 года было воскресенье. Мои родители уехали в Малоярославец на рынок. Днём я и другие подростки из нашей деревни пошли купаться на реку Лужу. Вдруг со стороны деревни услышали плач. Мы сразу побежали в деревню. Мои родители сильно плакали. На рынке они узнали о том, что началась война. Родители работали в колхозе. Я была вторым ребёнком в семье.

Наша деревня погрузилась в страшное горе. На улицах и в домах плакали, причитали женщины. На другой день стали забирать мужчин на фронт. Начались грустные проводы. Забрали и моего отца Быкова Ивана Константиновича. С фронта он так и не вернулся. Погиб под Смоленском в 42 года. Ушла воевать моя старшая сестра Быкова Анастасия Ивановна. С фронта она вернулась после окончания войны. 4 октября 1941 года нашу деревню заняли немцы. Немецкие солдаты жили в наших домах. В нашем доме тоже. Дом у нас был большой – пятистенка. Немцы не выгнали нас из дома, оставили нам стенку и закутку в доме, предназначенную для маленьких телят, которые появились на свет зимой. В нашей деревне жили немцы, которые появились на свет зимой. В нашей деревне жили солдаты, которые вели сражение под Нарой. Они у нас отдыхали после боя. Одни уезжали, другие приезжали.

В нашей деревне было много жителей, эвакуированных из-под Нары в самом начале войны. Жить при немцах было плохо. Немцы забирали скот, птицу, тёплые вещи у жителей нашей деревни. Питались мы картошкой и хлебом впроголодь. Весной собирали на полях замороженную картошку и пекли из них драники, варили суп из крапивы и лебеды. Военный хлеб был особый. Муки в хлебе было очень мало, в неё добавляли картошку и лебеду. При немцах мы боялись выходить из своей закутки. За водой ходили вечером.

В деревне нашей немцы стояли целых 2 месяца. Немцам постоянно присылали посылки. Один из них был добрый. Он нам на чердак положил 3 посылки. Говорил, что у него дома осталось 5 детей. При немцах мы посылки не смотрели. Когда немцы ушли, только тогда мы их сняли. Там оказались продукты. Но не все немецкие солдаты были добрые. В соседней деревне Рылово они повесили местного жителя Васильева на журавле у колодца. Мы его звали Устиныч. Он прятал русского солдата, отбившегося от своей части. В деревне Замыцкое немцы застрелили мою подругу Вырожейкину Марию.

В нашей деревне старостой был Зиновий Лагутин. Он предупреждал местных жителей, когда немцы должны были отбирать одежду и продукты. Лагутина за поддержку местного населения, немцы арестовали, раздели, облили холодной водой и оставили зимой на террасе. Там он и замерз. Однажды я шла по улице с односельчанином Зотовым Михаилом, мы увидели бегущего солдата, за ним гнались немцы. Мы спрятали его в погреб. Немецкие солдаты нас потом спрашивали о нём, грозились расстрелять, если мы его укрыли. Но мы ничего не сказали. Немцы побежали к лесу и потом вернулись. В лес они боялись заходить. Мать накормила солдата чем могла, написала план дороги и как добраться до наших. Потом он участвовал при освобождении нашей деревни от немцев. Он заходил в наш дом и постоянно благодарил, давал продукты. Он был в звании капитана. Потом он долго писал, пока не погиб под Смоленском.

При освобождении нашей местности стояли бои. Во время боёв мы прятались в погребах. В ночь с 6 января на 7 нас освободили. Было много убитых солдат. Мы с подростками на санках и плащ палатках собирали убитых солдат в сараи, а потом хоронили их в погребах и только совсем недавно их похоронили в братскую могилу в селе Кудиново.

С 1943 года по 1947 год я была председателем сельского совета в деревне Кудиново. В деревне я прожила 54 года.

 

Куликова Мария Андреевна
Дата рождения: 28 февраля 1925 года
Место рождения: Калужская область, Малоярославецкий район, х. Хапилово
Возраст, когда началась война: 16 лет
Звания: ветеран труда, труженик тыла, ветеран Великой Отечественной войны
Н аграды: «Ветеран труда», медаль «За доблестный и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны», медали юбилейные ко дню Победы 50, 55, 60, 65, 70 лет Победы в ВОВ

Проживает: село Кудиново, ул. Придорожная дом 25.

3

Когда началась Великая Отечественная война, мы, мать, отец и 3 сестры, жили в деревне Башкировка от Ильинского 3 км. Отца сразу в первые дни войны призвали на фронт, ему было 40 лет, под г. Юхнов вступил с фашистами в бой и погиб. Немцы заняли нашу деревню в октябре 1941 года. На покров 14 октября нас выгнали из домов, а сами их заняли, мы ютились в закутке, небольшом сарае на огороде. Немцы грабили мирных жителей, и мы прятали от них живность, гуся и кур, делали в снегу углубления и туда сажали птицу.

Однажды кормила кур, а немец увидел, приставил наган к груди, забрал всех кур. От немцев мазали лицо сажей, одевались похуже, немцы гоняли нас работать, расчищать снег на дорогах. Немцы зверствовали, в деревне Подсосенки застрелили девочку, страшное было время.

Я видела бой под Ильинском, вся земля дрожала, гудела, всё полыхало огнём, как выжили, не знаю. Когда немцы ушли, мы вернулись в дом, затем много работала, приезжала утром машина и нас везли на строительство дороги, сейчас это Варшавка. Жили трудно, было голодно, ходили по полям собирали колоски, картошку, лебеду. Вспоминать трудно.

 

 

Осипова Любовь Александровна
Число, месяц, год рождения: 21 ноября 1929 года
Место рождения: Восточный Казахстан, Павлодарская область, Максимо-Горьковский район, село Песчаное
Возраст, когда началась война: 11лет
Место жительство, когда началась война: Калужская область, Малоярославецкий район, деревня Кудиново.

Награды: значок «Победитель социалистического соревнования 1974 «Победитель социалистического 1975 года», серебряная медаль «За достигнутые успехи в развитии народного хозяйства СССР», орден «Трудового Красного Знамени», медаль «За доблестный труд в годы ВОВ», Звания: « Ветеран ВОВ», «Ветеран труда».

Проживала: ул. Пионерская дом 16 кв. 3.

4У моей мамы было 4 детей. Мама развелась с отцом и приехала жить в 1935 году к сестре в Кудиново. 3 детей умерли ещё до войны.

Я хорошо помню первый день войны. Наша соседка зоотехник попросила меня посидеть с её маленьким сыном. Она с другими руководителями совхоза поехали в Малоярославец смотреть фильм. Раньше клуба у нас не было. Вернулись они быстро, она сказала, что началась война.

Вначале слово «война», мне не показалось чем-то страшным. Война и война. Но на следующий день стали забирать мужчин на фронт. Начались слёзы, причитания. Тогда я почувствовала в этом что-то страшное. В июле и августе я и другие дети стали ходить на совхозные огороды полоть. Нас кормили в совхозной столовой чечевичной кашей или супом без мяса. Давали овсяный кисель. Начался голод. В сентябре школьники ходили копать вручную картошку в Ильинское. Там нас кормили толчёной картошкой с молоком. Для нас это было любимое лакомство.

Вскоре началось наступление немецких частей. Начались бомбёжки. Я с мамой и другими семьями уехали в Игнатьевское и поселились в здании детского сада. Видела, как попали в плен два русских солдата. Немцы сломали у них винтовки, нагрузили своими вещами и повели куда-то.

Когда немцы захватили Кудиново, то мы все вернулись домой. Поселили нас в другой дом, тот, где живёт Захарова Мария Никитична. Немецкие части жили в нашей деревне 3 месяца. Они постоянно менялись примерно через 2-3 недели. Наша деревня служила для них местом отдыха. В нашем доме тоже жили немцы. Мы ютились на печке и в загоне для телят и овечек, родившихся зимой. Я помню в нашем доме жил молодой денщик и 2 офицера. Денщик изучал русский язык по словарю, и хорошо играл на аккордеоне, учился петь русские песни. Он нам рассказал, что немцы отступают в конце декабря.

Хорошо помню, как в нашей деревне жили советские пленные солдаты. Немцы держали их в свинарнике. Я видела пленных солдат, они были очень истощённые и худые. Было не понять, где молодой солдат, а где старый. Создавалось впечатление, что немцы их не кормили. Помню, как русский солдат ехал на пруд, который находился около клуба за водой. Шёл он рядом с лошадью с телегой. На телеге стояла бочка. Рядом с ним шёл немецкий солдат с автоматом. Пленный еле шёл и падал, а немец бил его прикладом. Так он еле дошёл до пруда. Он упал и больше не смог встать. Немец его застрелил. А ещё помню, как пленные носили на себе солому из деревни Замыцкое в свой свинарник. Вязанки у них были небольшие. Много они нести не могли. Впереди шли те, кто посильнее. Они подбегали к домам и на помойках собирали мороженые остатки еды и сразу ели. Местные жители увидели это и стали выносить им из дома немудрёную пищу. Не знали пленные, что носили они солому на свою погибель. Потом немцы подожгли этот свинарник с военнопленными. Из дома было видно огромное зарево, смотреть не ходили, боялись.

 

5В 1985 году в нашем посёлке, на месте где гитлеровцы сожгли 375 военнопленных советских красноармейцев, была установлена памятная плита.

В декабре, перед тем как отступить, немецкие части расстреляли наш обоз с ранеными солдатами. Наши части начали отступать. Было много раненых. Немецкая разведка узнала, что с Рылова на Замыцкое едет обоз с ранеными русскими солдатами. Между Кудиновом и Замыцким устроили немцы засаду. Ночью в Кудинове подожгли крайний сарай, чтобы хорошо было видно, а в Замыцком немцы ночью засели на чердаках домов. Весь обоз из 150 раненых солдат они расстреляли и уничтожили всех санитаров. После того, как прогнали немцев, в нашей деревне поселились наши части. В нашем доме была санитарная часть. Много раненых бойцов умирало. Увозили мёртвых ночью, куда не знаю. Было жалко смотреть на умирающих бойцов. Было очень голодно, приходилось варить мясо из убитых лошадей.

Когда наша деревня опустела от солдат, началась тихая голодная жизнь. Осенью 1942 года я пошла учиться в Ильинскую школу семилетку. Ходили пешком 6 км туда и обратно полураздетые. От недоедания у меня часто бывали обмороки, но я продолжала учиться. После окончания школы (7 классов), я стала работать на почте телефонисткой в Кудинове. А потом вышла замуж и уехала в Юрьевское. Работала начальником почты, потом работала дояркой до пенсии. Жизнь у меня была тяжёлой. Отдушиной всегда в моей жизни было пение.

 

Шубина Прасковья Павловна

Число, месяц, год рождения: 24 марта 1928 года
Место рождения: Орловская область, Брасовский район, деревня Сергеевка
Возраст, когда началась война: 13 лет
Место жительства, когда началась война: Калужская область, Малоярославецкий район, деревня Кудиново
Награды: медаль « Ветеран труда», юбилейные медали ВОВ
Звания: «Ветеран труда», «Участник трудового фронта»
Проживала: село Кудиново, улица Пионерская, дом 15, кв. 42

6Моя семья переехала в Кудиново в 1930 году. Выросла я в большой семье. 14 детей воспитала моя мать. В 1939 году погиб мой отец на финской войне. В первые дни войны на фронт забрали двух моих братьев. Один из них погиб на фронте, а другой вернулся весь больной и контуженный.

В начале войны мы колхозных коров перегоняли в город Зарайск. В перегоне скота задействованы были 5 семей. Я со своей семьёй то же участвовала в перегоне скота. Шли пешком 17 суток. У нас была всего одна лошадь. В Зарайске скот у нас забрали. Все семьи, перегонявшие скот, оставили в этой местности. Родителей отправили работать в совхоз «Победа». Поселили их в бараках. Всех подростков отправили на трудовой фронт. Я там проработала 2 с половиной года. Копали окопы, собирали раненых, хоронили убитых.

Когда Кудиново освободили, родители наши вернулись в Кудиново, а мы нет. Жили мы в землянках всё это время. Был голод, кормили перловой кашей и хлебом впроголодь. Всё детство сгубила война. Однажды мы чуть не сгорели. Немцы ночью бросили на поле зажигательную бомбу и поле загорелось. Крыша землянки рухнула мне на шею. Я чудом осталась жива. Ожог на шее и ноге остались на всю жизнь.

После трудового фронта я вернулась домой в Кудиново. Дома я продолжала работать. Мы вручную делали дорогу на Калугу. Таскали на дорогу щебёнку, песок. Жили плохо, постоянно голодали, нечего было одеть. Школу я так и не закончила, осталась безграмотной.

Летописи войны Малоярославецкого района